Jump to content
Sign in to follow this  
Стас

Налог на нестерилизованных животных

Recommended Posts

Стас
Цитата

18 ноября 2021

Ирина Новожилова - президент центра защиты прав животных «Вита»

Иван Князев: Тема вот какая. Налог на нестерилизованных питомцев поможет решить проблему бездомных животных в России – такое мнение высказали эксперты. Также в Госдуме планируют обсудить повышение штрафов за выброшенных на улицу собак и кошек, ну серьезные штрафы там будут на самом деле. Еще хотят ввести запрет на самовыгул, что, конечно, странно как-то будет выглядеть в деревнях или совсем небольших городах, где, как известно, домашние питомцы, кошки, собаки, гуляют сами по себе.

Оксана Галькевич: Главное, чтобы они в стаи какие-то опасные не сбивались. В Минприроды сообщили, что на территории России сейчас больше полумиллиона бездомных собак и почти 150 тысяч кошек. При этом в приютах для них только 87 тысяч мест. Помогут ли эти меры, вот мы спросим сейчас специалистов. И вы, пожалуйста, уважаемые друзья, тоже подключайтесь, что думаете по этому поводу, как решить проблему бездомных животных. Звоните нам или пишите, мы в прямом эфире, телефоны бесплатные у вас, как всегда, на экранах указаны.

Иван Князев: Ирина Новожилова у нас сейчас на связи, президент Центра защиты прав животных «Вита». Здравствуйте, Ирина Юрьевна.

Ирина Новожилова: Добрый день.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Иван Князев: Давайте об этой инициативе поподробнее. Штрафы, самовыгул, налог нужно ввести на тех, кто не захочет чипировать, стерилизовать собаку – примут?

Ирина Новожилова: Я за эту меру. Налог на нестерилизованное животное – это та мера, которая позволила решить в большинстве стран мира проблему бездомных животных. У нас более 30 стран сказали, что такой проблемы у них уже нет. То есть государство берет жесткий контроль за разведением вот этих животных-компаньонов, собак и кошек. А как оно берет контроль? Здесь две категории тех, кто разводит животных, вот именно они должны быть под контролем. Те, кто разводят ради бизнеса, это класс заводчиков, здесь лицензирование, налогообложение вплоть до квотирования.

А вот что касается второй категории, это обычные граждане, которые просто не стерилизуют своих животных, то есть разводят их, скажем, по недомыслию, – вот здесь очень хороша вот эта мера, налог за нестерилизованное животное. И это будет стимулировать людей к тому, чтобы они стерилизовали своих животных, потому что в условиях города ну невозможно вот этот приплод так называемый пристроить. Конечно, этому должна предшествовать информационная волна, так скажем, то есть на экранах, на билбордах нужно говорить людям о том, почему такая мера нужна.

Иван Князев: Ну, мне как-то странно вот это. То есть если я захочу купить собаку, я должен ее стерилизовать и ни в коем случае потомство она не должна иметь? Тут просто разные какие-то моменты всплывают, какие-то гуманистические, еще какие-то.

Ирина Новожилова: Ну, знаете как, за рубежом есть дифференцированный подход. То есть если ты помогаешь городу в решении проблемы, берешь животное из приюта, а там можно удовлетворить любой снобистский запрос, породы всех видов сидят в приютах, они же там остаются от умерших владельцев и потерянные. Так вот, если берешь из приюта, освобождаешься от налога, если берешь животное в дом, но не стерилизуешь его, платишь налог, если занимаешься разведением как бизнесом, платишь огромный налог, все. Схема позволяет очень быстро решить. Потому что людей, которые говорят, что «ну а я вот позволю», «а у меня пять кошечек», «а у меня пять собачек», это умножить на масштаб страны, это опять же просто армия бесчисленная. У нас мешками этих животных выбрасывают.

Оксана Галькевич: Ну, в любом случае, Ирина Юрьевна, мы так или иначе, даже если этот налог появится, очень не скоро придем к решению этой проблемы. Потому что вот мы называли цифры, 150 тысяч одних только кошек бездомных, сотни тысяч этих бездомных собак. Здесь-то что и сейчас делать? Налогом, я так понимаю, мы... Ну это постепенный, накопительный будет эффект.

Иван Князев: Ну, лет 10, может больше, на это понадобится.

Оксана Галькевич: Да.

Ирина Новожилова: Ну, на самом деле быстрее. Мы просто говорили Госдуме, что когда они принимали 498-й закон «Об ответственном обращении с животными», если вот этой меры не будет как экономического рычага, стимулирующего людей к решению проблемы, а будет только рекомендация, то эта проблема зависнет, и в результате осталось рекомендацией: граждане, стерилизуйте своих животных. Кто и когда у нас побежал?

Оксана Галькевич: Подождите...

Ирина Новожилова: Но по поводу самовыгула я хотела сказать еще.

Оксана Галькевич: Ага, да. Я просто хотела, пока мы к самовыгулу, прошу прощения, не перешли, все-таки по поводу стерилизации. А как предполагается обязать хозяев подтверждать, что вот он действительно стерилизовал своего питомца? Это будет, я не знаю, сертификат, нужно куда-то в налоговую принести или куда там? Как вот эта база будет собираться, как?

Ирина Новожилова: А это алгоритм действий. То есть первое, о котором я сказала, – это фундамент здания, то есть мы перекрываем кран разведения, вводим налог и контролируем заводчиков. Дальше каким образом вся информация будет об этом? Ну, за рубежом она стекается в общий реестр из четырех инстанций как минимум: это ветеринарные клиники, это клубы по разведению, это станции по вакцинации и приюты. То есть куда бы человек ни пошел, а раз в жизни он когда-то придет в ветклинику и куда-то еще, он обязательно будет, что называется, на крючке, то есть так просто он не сможет развести животных. И я видела это в Лондоне в 2006 году, когда нашей знакомой перезвонили за 16 дней трижды из ветеринарной службы с напоминанием, что ее собака достигла половозрелости и если она не будет ее стерилизовать, она будет платить огромный налог.

Иван Князев: Ага.

Ирина Новожилова: Вопрос, что у нас люди-то не могут многие позволить себе операцию по стерилизации животным...

Иван Князев: Вот, и спрашивают, будет ли это бесплатным, в частности из Московской области.

Ирина Новожилова: Вот, конечно, надо, обязательно надо делать на льготных условиях ветклиники, с тем чтобы граждане малоимущие могли себе такую процедуру позволить. Потому что я спрашиваю, вот консьержка в нашем доме, почему выброшена кошка оказалась. Она говорит: «Она потому что беременная оказалась». Я говорю: «А почему вы не стерилизовали?» – «А у меня зарплата всего 8 тысяч, и операция – это половина моей зарплаты».

Иван Князев: А сколько эта процедуры стоит для собак, для кошек?

Ирина Новожилова: Ну, она варьирует, я не могу сказать...

Иван Князев: Ну в среднем, 5 тысяч, 10 тысяч, 1 тысяча?

Ирина Новожилова: 3–5 тысяч, то есть это половина зарплаты консьержки.

Оксана Галькевич: Я не знаю, конечно, как вообще люди себе это объясняют, но я не понимаю, как люди выбрасывают домашнее свое животное, беременная не беременная, вообще в голове не укладывается.

Давайте звонок примем. Сергей из Липецка. Здравствуйте, Сергей.

Иван Князев: Приветствуем вас.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Говорите, пожалуйста.

Иван Князев: Что вы думаете по этому поводу?

Зритель: Ну, это самое, вопрос, главный вопрос к вам какой? Я, например, о налогах скажу, здесь задал оператор, соединяя с вами, согласен ли я с налогом на животных. Ну, если будут налоги, значит, будет в основном наше население проблема... с прокормом животных. Естественно, это усугубит ситуацию. Я считаю, что налог будет излишняя мера.

Напротив, нужно как где-то в Германии, я точно не знаю, это по слухам, раньше давали в Европе даже пакет для прокормления животных, у нас, конечно, отсутствует. Взять ту же рыбу, подорожала, едят коты, например. Основной корм, конечно, не Kitekat, а там рыба, что-нибудь такое, все подорожало, это самое, я вот двух котов содержу, третьего я уже не могу, это проблемно. По собакам я не знаю. Стерилизация, конечно, может на собак, но животных в сельской местности, я считаю, будет излишней стерилизация, для котов я не слишком..., с собаками посложнее, там, возможно, да.

Оксана Галькевич: Ну понятно, Сергей, спасибо.

Иван Князев: Да, Сергей, только единственное уточним, что налог будет, если животное не стерилизованное, то есть стерилизовал – все, налог платить не нужно.

Зритель: Стерилизованная да, но здесь...

Иван Князев: Да, спасибо, спасибо вам большое.

Оксана Галькевич: Спасибо. Ирина Юрьевна, как-то прокомментируете звонок из Липецка?

Ирина Новожилова: Да, прокомментирую. Вот то, что я услышала, – это самая распространенная ошибка, «налог на животных». Нет, этот налог не будет никто платить, кроме тех, кто усугубляет проблему. Потому что без этого рычага, как я уже сказала, рекомендации не работают.

И второй момент, о котором я хотела сказать: половина России – это самовыгул животных.

Оксана Галькевич: Вот, как раз хотела к нему тоже перейти. Самовыгул в деревнях-то, слушайте...

Ирина Новожилова: Да, деревни, маленькие городочки, они утром вывели животных, а вечером они приходят поспасть-поесть, и весь день они на улице. Вот с ними огромная проблема, потому что они даже не поедут в ближайшую ветклинику стерилизовать. И здесь мы просим государство выделять средства на вот такие переездные конторы, машины с ветеринарной службой, которые на месте простерилизуют, а сами граждане уже передержат, это не вопрос.

Иван Князев: Но это же огромные деньги, такие мобильные пункты, стерилизация, отправить по регионам, по нашим городам и селам...

Оксана Галькевич: Строка в федеральном бюджете требуется, если уж прямо так с полной ответственностью, или это отправлять на уровень ответственности регионов, а там, знаете, как получится: есть деньги в бюджете, нет в регионе денег...

Иван Князев: Это бессмысленно получится.

Ирина Новожилова: Нет, смотрите, самое главное: мы же не ставим вопрос откуда-то взять вот эти деньги. У нас огромные деньги тратятся и по сей день, просто миллиарды, на содержание штата ловцов с последующим убийством животных.

Оксана Галькевич: Ой, господи, какой ужас...

Ирина Новожилова: Они орудуют с утра до ночи по всем городам России. И вот если эту огромную сумму мы перенаправим вот в это русло гуманистическое, то проблема будет решена. Не надо изыскивать новые деньги из бюджета.

Оксана Галькевич: А, понятно.

Иван Князев: Ирина Юрьевна, натолкнул на мысль звонок нашего телезрителя – налоги будут собирать с людей, которые не стерилизовали, эти деньги пойдут на строительство приютов все-таки, которых не хватает?

Оксана Галькевич: Приютов, кстати, площадок для выгула, например, собак, не знаю...

Иван Князев: Да-да-да.

Оксана Галькевич: На оборудование вот этих вот...

Иван Князев: Чтобы как-то вообще цивилизованно все это сделать?

Оксана Галькевич: На создание инфраструктуры некой, потому что налог – это все-таки не только там, я не знаю, инструмент наказания и удержания, но еще и это деньги на развитие чего-то.

Ирина Новожилова: Ну абсолютно верно. Другой вопрос, что сами приюты проблему не решают. Приюты – это та стадия, когда мы уже боремся со следствием. У нас сегодня нет в городах так называемых собак-парий, которые из поколения в поколение, уже одичавшие, город не дает возможность таким собакам жить. Ну, как правило, города-миллионники...

Иван Князев: Ну хорошо, не на приюты, на развитие инфраструктуры, как Оксана сказала.

Ирина Новожилова: 2,5 года в среднем продолжительность жизни, то есть постоянно выбрасываются новые животные. То есть мы должны предвосхитить вот эту стадию, когда люди выбрасывают ненужный приплод и он становится уже вот по улице бегающим вот этим контингентом.

Еще я про регистрацию и чипирование не сказала, что обязательный шаг, когда мы перекрыли кран разведения, чтобы животные не были дальше безликими единицами в условиях города. Обязательно вводить регистрацию и чипирование. И вот, как я уже говорила, все сведения в общий реестр из четырех инстанций стекаются. А животные обязательно должны маркироваться, то есть либо это чипирование, то есть небольшая, размером с рисинку, такая метка, чип, либо мы предлагаем генетическую паспортизацию, что можно, наши генетики готовы, по волосу, там вообще исключаются мошеннические схемы, перестановка чипа...

Что это дает? Мы отследим, если хозяин выбросил животное, если хозяин потерял животное и обращается в его поисках, если не дай бог убил животное, мы можем его привлечь, и четвертый пункт – мы знаем о всех пройденных прививках. И у нас уже возможность при переезде за границу будет не делать повторно прививку, как это в западных странах, вся информация будет о животном.

Оксана Галькевич: Слушайте, но это опять все-таки дополнительные некие расходы для хозяев. Я вот вас послушала, там и чипирование, и вот эта вот паспортизация генетическая, прививки...

Ирина Новожилова: Нет, это только государство.

Оксана Галькевич: А, только государство.

Ирина Новожилова: Это, конечно, не должно быть из кармана ни в коем случае. Потому что кто-то заплатит, а кто-то нет, и это будет терять всякий смысл. Это должно быть обязательно, если мы хотим знать все количество животных по стране, это обязательная мера федеральная, и обязательно из госбюджета.

Оксана Галькевич: Ирина Юрьевна, у меня в связи с этим знаете, какой вопрос? Хорошо, значит, это мера государственная, стало быть, должна быть некая такая воля политическая, как у нас говорят в таких случаях, некое понимание на высшем уровне, что нам сейчас надо, ну правда, тратить на это деньги. Знаете, могут быть ведь разные мнения на этот счет, кто-то кажется: ой, у нас, я не знаю, здравоохранение для людей недостроено и хромает, смотрите, какие у нас проблемы, кто-то скажет, что у нас дорог нет в деревенской России, в сельской местности, а вы вот там на собак и кошек. Понимание какое-то есть? Вот вы говорите, обсуждали в Госдуме.

Ирина Новожилова: Есть уже понимание, и Госдума сама столкнулась с тем, что вот эта рекомендация регионам выделять из бюджета средства на строительство приютов не работает, они никто не построил, и везде в городах вот эти ППБЖ, пункты передержки безнадзорных животных, вот те самые концлагеря, которые с советских времен были...

Оксана Галькевич: Вот эти жуткие истории, которые в новостях потом крутятся, рассказывают про этих живодеров кошмарных...

Ирина Новожилова: Да. Их свозят туда...

Оксана Галькевич: Ага, не кормят потом...

Ирина Новожилова: Вот в Якутии мы столкнулись, это просто кошмар: в январе температура -50, неотапливаемые вот эти пункты, 30 грамм сена на собаку, вода льется только из технических труб горячая, чтобы какую-то похлебку развести... Ну это просто тихий ужас.

Иван Князев: Ну это живодерство уже какое-то.

Оксана Галькевич: Это называется жестоким обращением с животными.

Ирина Новожилова: Да.

Иван Князев: Спасибо вам большое! Ирина Новожилова, президент Центра защиты прав животных «Вита», была с нами на связи.

Вот что пишут нам наши телезрители. Ростовская область: «Налоги приведут к еще большему появлению бездомных животных». «В деревнях бродячих собак и кошек нет, все свои», – это из Курганской области. «Все правильно, поддерживаю все инициативы, – из Тверской области. – Налог на собак и кошек должен быть не менее 10 тысяч рублей». Ну и из Татарстана человек возмущается, что «дачники приезжают на лето, заводят, а потом бросают, по осени все они бегают по поселку».

Оксана Галькевич: Ой, этого я вообще не понимаю, ну правда не понимаю. Зачем заводят-то, я не понимаю? Ну как, ну что это вот... Люди какие-то бездушные, что ли?..

Иван Князев: Безответственные.

proof

1. Как ты собралась, сучка проверять стрерилизованное животное или нет? После такого, если кто увидит, что его животное осматривают - дадут пиздюлей и будут правы.

2. За стаи бродячих нестрилизованных шакалов штрафы платить будешь лично ты как инициатор.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Скуратов

Очередная идиотская идея и мантры из методички.Даже читать всё неохота.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest
You are commenting as a guest. If you have an account, please sign in.
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Sign in to follow this  

×